• Вертикальное распределение зоопланктона в Дубоссарском водохранилище

    Одним из лимнологических признаков типологии водохранилищ, наравне с показателями численности и биомассы водной гидрофауны в них, является вертикальное распределение и суточные миграции зоопланктеров в толще воды. Однако этому вопросу пока не на всех водохранилищах уделяется должное внимание, хотя он представляет не только чисто научный, но и практический интерес. В данном случае эти исследования были проведены с целью уточнения кормности водохранилища по зоопланктону в течение вегетационного периода и выяснения экологических особенностей доминирующего комплекса зоопланктеров по отношению к течению, температуре, освещению, газовому режиму, прозрачности и другим факторам.
    Исследования в этом направлении были начаты с 1955 г., то есть с первого года становления водохранилища, и продолжались в течение 4 лет по 1958 г. включительно. В результате собрано и обработано свыше 500 количественных проб зоопланктона.
    Наблюдения и отбор материалов проводились на 5 станциях среднего и нижнего участков водохранилища, через каждые 2 м столба воды, в районе максимальных глубин с помощью планктоночерпателя Вовка.
    Для регулярных наблюдений были выбраны 2 станции, расположенные в нижнем участке водохранилища на небольшом расстоянии (25 км) одна от другой, но различающиеся между собой, главным образом, по характеру проточности.
    Первая из них, станция Цыбулевка, расположена на суженном створе (450-500 м) границы среднего и нижнего участков водохранилища, соединяющем два широких (1,5-2 км) плеса. В связи с этим проточность здесь постоянная, охватывающая все слои воды и в большие половодья может достигать временами сравнительно высоких величин (до 70 см/сек). Разница температуры и растворенного кислорода верхних и придонных слоев воды большую часть вегетационного периода незначительная. Максимальная глубина – 14 м.
    Вторая станция наблюдений — Кучиеры, представляет собой широкий плес (до 2 км) приплотинного участка с максимальной глубиной 17,5 м. Проточность здесь практически отсутствует или она незначительная. Максимальные скорости течения (20-22 см/сек) отмечены здесь в 1955 г., обычно же они колебались в пределах 2-10 см/сек.
    Эти различия в течении водохранилища закладывают существенный отпечаток не только на степень прозрачности воды [М.Ф.Ярошенко, 1957], обилие бактериальной флоры [Т. Д. Дымчишина, 1959], общее разнообразие и численность фито- и зоопланктона [В. М. Шаларь, 1960; А. И. Набережный, 1957], но и на вертикальное распределение зоопланктеров в толще воды.
    Наряду с комплексом факторов (метеорологические условия, свет, температура, газовый режим, пищевые миграции, защитные реакции), оказывающим влияние на распределение зоопланктеров по вертикали и их суточных миграций, определяющая роль принадлежит степени проточности водохранилища.
    Последняя отличается крайним непостоянством в течение вегетационного периода и в целом зависит, от водного режима реки Днестра, обладающей некоторыми горными чертами [М.Ф.Ярошенко, 1957].
    В первом гoду становления водохранилища (1955 г.), при неполном его заполнении и гидрологических условиях, близких к речным, зоопланктон распределялся почти равномерно по всей толще воды на протяжении всего водохранилища. Даже в самом приплотинном участке, где проточность по отношению к остальным участкам водохранилища была несравненно меньше (максимально 18 см/сек), вертикальное распределение зоопланктеров в толще воды было аналогичным его распределению на станции Цыбулевка.
    Естественно, что, в связи с перемешиванием всех слоев воды, различия в суточных миграциях основных групп зоопланктеров почти не наблюдались. Лишь в первой половине октября при некотором относительном постоянстве водного режима, повлекшего уменьшение проточности на этом участке водохранилища, наблюдалась кратковременная тенденция к накоплению зоопланктона в 6-метровом поверхностном слое воды. В это же время в Ягорлыкской заводи с первого года становления водохранилища отмечалось отсутствие проточности и наметилась разница показателей температуры и кислородного режима верхних и придонных слоев воды. В результате с первого года основная масса
    зоопланктона концентрировалась в слое воды до глубины 4 м, то есть здесь наблюдалась типичная картина, свойственная стоячим водоемам. Эта особенность сохранилась в заводи и в последующие годы становления водохранилища и вполне соответствует ее абиотическим условиям среды.
    С 1956 г., в связи с заполнением Дубоссарского водохранилища до проектного уровня, оно приобрело особенности проточно-руслового водоема с неустойчивым гидрологическим режимом [М. Ф. Ярошенко, 1960]. В результате можно считать более или менее определившимися состав и численность зоопланктона по продольному профилю и вертикальное его размещение в толще воды, включая суточные миграции.
    На станции Цыбулевка, например, в связи с сохранившейся здесь хотя и пониженной (2-20 см), но постоянной проточностью, численность лимнофильного комплекса зоопланктеров была всегда ниже их численности, установленной на последующих станциях нижнего участка, и в частности на станции Кучиеры, а распределение зоопланктона было равномерным во всей толще воды с явным снижением только в самых придонных слоях. Даже в период понижения здесь скоростей течения общая закономерность распределения зоопланктеров в толще воды редко нарушалась.
    Особенности вертикального распределения зоопланктеров, установленные на станции Цыбулевка, являются специфичными и для среднего участка в целом и тем более для верхнего участка водохранилища.
    Этому способствует более интенсивное перемешивание толщи воды в связи с большей их проточностью.
    С практической точки зрения такое распределение зоопланктона нужно считать положительным, так как оно способствует лучшему освоению его составом ихтиофауны всех слоев воды.
    Косвенным подтверждением этого могут служить данные исследований по питанию основного состава рыб водохранилища [М. Ф. Ярошенко, Е. Н. Томнатик, А. И. Набережный и др., 1960]. Этими исследованиями установлено, что в пищевом спектре не только признанных планктофагов, но и бентофагов и даже мелких хищных рыб зоопланктон имеет существенное значение.
    В плесе приплотинного участка начиная с 1956 г. замедление скоростей течения до минимума привело к периодической разнице в содержании биогенных веществ, к изменениям температуры, O2, СО2 и величины рН поверхностных и придонных слоев воды. Эти различия возрастали, но не достигали критического уровня в штилевые дни летних месяцев и в период ледостава.
    Более существенные различия наблюдались здесь в распределении бактериальной флоры и фитопланктона. Максимальные концентрации бактериальной флоры отмечены на глубине 8 м и в придонных слоях воды [Т. А. Дымчишина, 1959], что, очевидно, связано с процессом погружения отмирающей обильной альгофлоры. Фитопланктон, по данным сотрудника лаборатории В. М. Шаларя, концентрируется в основном до глубины 5-6 м. С этими явлениями тесно сопряжено вертикальное распределение зоопланктеров на этом участке водохранилища.
    В июне зоопланктон здесь также распределяется во всей толще воды, но основная масса его концентрируется в более верхних слоях до 5-6 м глубины, что является характерным и для всего вегетационного периода, исключая зиму. Эта особенность более отчетливо выступает при анализе наблюдений за суточными миграциями зоопланктеров.
    Не случайным является увеличение численности зоопланктона на глубине 8 м и в придонных слоях. Если сосредоточение его в толще воды до глубины 5-6 м можно объяснить оптимальными условиями, отвечающими их жизненным потребностям (прозрачностью, насыщенностью, обилием фитопланктона), то причину концентрации их в придонных слоях следует искать только в трофических связях, обусловленных увеличением обильной бактериальной флоры. Иногда (июнь 1956 г.) численность веслоногих (в основном копеподитных стадий) настолько повышалась, что превышала суммарную численность зоопланктона в верхних слоях. Еще большие различия наблюдал В. Гурвич [1961] при исследованиях микробентоса и придонного планктона в Каховском водохранилище.
    Кроме того, распределение зоопланктона по вертикали как на этом участке водохранилища, так и на станции Цыбулевка определялось теми группами, которые характеризовали и тип зоопланктона в данный период исследований. Например, в 1956 г. доминирующими здесь были веслоногие рачки, главным образом Acanthocyclops vernalis и его личиночные стадии. Они сохранили свое доминирующее положение во всей толще. Ветвистоусые рачки, как правило, рассеяны по всей вертикали, но с явной концентрацией до глубины 4 м.
    Аналогичная картина с незначительными изменениями, определяемыми конкретными условиями среды, наблюдалась в 1958 г.
    В 1957 г. физико-химические условия развития зоопланктона как в целом по водохранилищу, так и в его приплотинном участке мало чем отличались от 1956-1958 гг., если не считать более спокойный водный режим и снижение степени проточности [М. Ф. Ярошенко, 1960].
    В августе распределение зоопланктона было более или менее равномерным до 6-метровой глубины, что характерно и для всего вегетационного периода 1957 г. Однако определяющими кривую суммарной численности по вертикали были коловратки. Они занимали доминирующее положение и в зоопланктоне водохранилища в течение всего вегетационного периода, составляя в среднем 67% от 234 603 экз/м3. В отличие от 1956 и 1958 гг. численность коловраток хотя и понижалась к придонным слоям, но она всегда была выше численности ветвистоусых и веслоногих рачков вместе взятых.
    Летом среди них преобладали: Pompholyx complanata, Synchaeta sp. и Polyarthra trigla; осенью: Synchaeta stylata, Synchaeta sp. и Keratella cochlearis.
    Что касается различий в интенсивности перемещения всех групп зоопланктеров в течение суток в толще воды, отчетливой закономерности нельзя уловить. Существуют лишь сезонные различия. С другой стороны, многочисленные наблюдения над суточными миграциями зоопланктона подтверждают постоянно большую концентрацию его в верхних слоях. Кроме того, эти наблюдения позволили нам определить суммарную численность и биомассу зоопланктона под 1 м2 в различные сезоны года. Например, в 1956 г. суммарная численность зоопланктона под 1 м2 ( в среднем за сутки) колебалась от 967 тыс. экз. в октябре до 3686 тыс. в июне с удельным весом коловраток 19,6-1,6% и общей биомассой 21,3-64 г.
    В 1957 г. суммарная численность зоопланктона под 1 м2 заметно возросла за счет развития коловраток в водохранилище. В июне численность зоопланктона под 1 м2 составляла (в среднем за сутки) 3799,6 тыс. экз., а в октябре — 4360 тыс. экз. с общей биомассой соответственно 24,5-15 г. Численность коловраток в июне не превышала 58,5%, а в октябре достигала 83,4% к суммарной численности зоопланктона.

    © 1962. Авторские права на статью принадлежат А.И.Набережному, (Ин-т зоологии АН Молд.ССР). Использование и копирование статьи разрешается с указанием автора и ссылкой на первоисточник HERALD HYDROBIOLOGY

    Related posts:

    1. Вертикальные миграции зоопланктона Вертикальные миграции зоопланктона в Дубоссарском водохранилище 1.В отечественной литературе накоплен...
    2. К ВОПРОСУ О СЕЗОННОЙ ДИНАМИКЕ ЗООПЛАНКТОНА…. Со времени возникновения Дубоссарского водохранилища на р. Днестр, кроме сезонных...
    3. Биологическая обеспеченность формирования зоопланктона Исследование биологической обеспеченности формирования зоопланктона в Дубоссарском водохранилище осуществлялось на...

    Leave a Reply